Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Пресса и СМИ информируют, анализируют и рекомендуют
Чиновники борются с ветряными мельницами

Различия в ценах на товары в странах Таможенного союза породили дефицит некоторых товаров в Беларуси.

С целью "выравнивания цен" производится их постепенное повышение (около 5% в месяц). Однако это повышение не решает проблему, а лишь ускоряет темпы маховика инфляции.

Сразу же после девальвации белорусского рубля в мае 2011 г. на 56% увеличилась эффективность экспорта белорусских товаров. Потому что цены на товары в соседних странах остались на том же уровне (в долларах, рублях, гривнах и т. д.), а на товары, производимые в Беларуси, цены в валюте мгновенно упали.

По тем товарам и услугам отечественного производства, цены на которые регулируются государством, возникли проблемы (например, практически все закупочные цены на сельхозпродукцию устанавливаются государством). По разным причинам рост цен на такие товары сдерживался.

Естественно, белорусские производители стали продавать свои товары зарубежным покупателям, прежде всего в России. В результате в магазинах начал возникать дефицит по отдельным видам товаров, особенно продовольственных, а цены на рынках значительно возросли.

Новые вызовы.

До девальвации долларовые цены в России на продовольствие были несколько выше, чем в Беларуси. Но с образованием единого рынка в рамках ТС и с отменой физической границы между странами-участницами 1 июля 2011 г. долларовые цены на одинаковые товары и на одном рынке, казалось бы, должны были выравняться. Но различие в долларовых ценах стало еще больше.

В конце февраля 2011 г. цена (в переводе на российский рубль) на говядину и масло сливочное в Москве была выше, чем в Минске, в 1,5-1,6 раза, на масло подсолнечное, сахар-песок и хлеб ржаной - в 1,3 раза. В Астане цены на указанные товары были ниже, чем в Москве, но выше, чем в Минске.

После девальвации в мае реальный курс доллара (рубля, гривны, тенге и т. д.) сразу же увеличился на 56%. Соответственно понизился уровень долларовых цен в Беларуси.

Например, на продукты питания белорусского производства в июне 2011 г. они снизились до 0,6-0,7 от уровня декабря 2010 года (по рыночному курсу). В результате уровень долларовых цен в Москве (по России они в среднем ниже на 10-20%) стал превышать уровень долларовых цен в Беларуси, например, на мясо - в 2-2,3 раза, сахар-песок - в 2 раза. Россиянин, приехавший в июне в Минск, на свои 6 USD мог бы купить здесь около 2 кг говядины, а в среднем по России - немногим более 1 кг.

Естественно, разный уровень цен вызвал отток товаров в Россию. По некоторым товарам в Беларуси образовался дефицит (по которым цены в магазинах сдерживались) и наблюдался значительный рост цен на свободном рынке.

Это вызвало недовольство населения и требования ограничить вывоз продовольствия.

Беспомощная стратегия.

Решение проблемы профильные чиновники нашли в повышении цен на белорусском рынке до их уровня в России и Казахстане - членах ТС.

"Выравнивание цен будет постепенным, вместе с мерами социальной защиты, - заявил на пресс конференции в середине июля И. Фомин, директор департамента ценовой политики Минэкономики. - Мы не можем сейчас в 2 раза повысить цены на предметы первой необходимости".

Эту же стратегию выравнивания цен поддержал и чиновник, который по долгу службы эту борьбу возглавляет: "Людям надо понимать: у нас другого пути нет - необходимо выравнять цены до уровня сопредельных регионов, однако рывков не должно быть, постепенно, по 3-5% в месяц", - сказал Александр Якобсон, председатель Комитета государственного контроля Республики Беларусь на встрече с трудовым коллективом СПК "Маяк Браславский" 11 августа 2011 г.

Надо полагать, что в обоих заявлениях речь идет о повышении цен в белорусских рублях. И подразумевается, что при этом будут повышаться цены и в долларовом выражении (в российских рублях, тенге и т. д.). Иначе незачем огород городить.

Можно предположить также, что у белорусских властей по-прежнему есть возможность регулировать объем экспорта, закупочные цены на сельхозпродукты и цены на социально значимые товары, поскольку реально ТС еще не работает.

Однако я сомневаюсь, что при всех указанных предпосылках стратегия постепенного выравнивания цен одновременно с мерами социальной защиты может привести к желаемому результату.

Повышение цен к их выравниванию не ведет.

Рассмотрим предложенную стратегию решения проблемы на примере, допустив, что количество поступившей в страну валюты остается неизменным, так же как и уровень цен в долларах США (если пример труден для понимания, следует ознакомиться с приложением в конце статьи).

Предположим, что до девальвации 1 кг мяса и в Беларуси, и в России стоил 6 USD (в переводе по соответствующим курсам).

Пусть девальвация белорусского рубля, например, в 2 раза одномоментно изменяет реальный курс доллара (рубля и т. д.), то есть изменяет его покупательную способность. Например, до девальвации за доллар давали 3.000 BYR, после девальвации - 6.000 BYR. Если до девальвации на 6 USD можно было купить, к примеру, 1 кг мяса (цена мяса была равна 18.000 BYR), то на следующий день после девальвации - 2 кг.

Затем начинает развиваться инфляция, вызванная девальвацией. Сначала растут цены на импортные потребительские товары, затем, с лагом несколько месяцев, - и на товары отечественные, поскольку на их производство используются импортные энергия, сырье, компоненты.

Что происходит с долларом во время инфляции? Его курс растет одновременно с обесценением рубля. К примеру, уровень цен (инфляция) увеличился в 1,5 раза, то есть цена 1 кг мяса поднялась до 27.000 BYR. По законам экономики обменный курс доллара растет тоже в 1,5 раза - до 9 тыс. BYR. Это - номинальный курс доллара (так сейчас растет курс доллара на сером рынке). Но его реальный курс, то есть его покупательная способность, не изменился. По-прежнему на 6 USD (теперь уже 54.000 BYR) можно купить 2 кг мяса!

Если изменить цену только на один товар, то действительно можно изменить его цену по реальному курсу, поскольку увеличение цены (рублевой) на один товар незначительно увеличивает инфляцию по сравнению с ростом цены на отдельный товар и, следовательно, реальный курс валюты изменяется в гораздо меньшей степени, чем цена этого товара.

Но здесь идет речь не только о продовольствии (динамика его цен примерно наполовину определяет движение уровня цен в стране), но и о других товарах.

Если государство будет постепенно повышать цены и тарифы на большое количество товаров (продовольствие, промышленные товары для детей, лекарства, услуги ЖКХ и общественного транспорта, образование и т. д.), то оно вынуждено будет соответствующим образом увеличивать денежную массу (в противном случае нечем будет выплачивать зарплату, затормозятся банковские переводы между фирмами).

Увеличение денежной массы будет порождать инфляцию и оставлять практически неизменным реальный валютный курс. Заодно тут же обесценится и предоставленная социальная помощь.

Затем последует новый и безрезультатный цикл взвинчивания инфляции. И так далее. Это следует из элементарных истин столь нелюбимой в Беларуси "буржуазной" экономики.

В общем, предложенная стратегия проблему неравновесных цен не решает. Но вред от нее несомненный: будет еще быстрее раскручиваться маховик инфляции.

Отметим также, что и задача поставлена некорректно.

Что делать? Отойти в сторону.

Когда экономисты сравнивают уровни цен в различных странах, то они рассматривают не цены на отдельные товары, а уровень долларовых цен для страны в целом.

Для расчета уровня цен набор товаров и услуг, образующих ВВП страны, оценивается в долларовых ценах, рассчитанных по рыночному обменному курсу, затем в ценах по паритетному курсу.

Отношение стоимости ВВП, рассчитанного первым способом, к стоимости того же ВВП в паритетных ценах и есть показатель уровня цен. Например, в 2000 году уровень долларовых цен в России составлял 58,2% от уровня цен в США, а в Беларуси - 24,6%.

Различие в уровне цен в разных странах объясняет гипотеза Самуэльсона - Баласса. Уровень цен в стране определяется производительностью общественного труда (показатель - ВВП на душу). То есть уровень цен определяется фундаментальными макроэкономическими закономерностями экономического развития. Поэтому выравнивание межстрановых уровней долларовых цен - задача многолетняя.

Можно, конечно, набрать кредитов и на короткий срок повысить потребляемый ВВП, но после проедания кредитов все вернется на круги своя.

Итак, если выравнивать уровень цен, изменяя цены отдельных товаров, то получим лишь инфляцию. А задача выравнивания уровня охватывает всю экономическую политику в целом.

Напомним, понятие уровня относится ко всей корзине потребляемых товаров и услуг. И если после девальвации уровень долларовых цен в Беларуси понизился в 1,6 раза, то это не значит, что то же самое должно произойти по всем товарам.

По одним из них - "торгуемым" (по товарам, которые могут быть экспортированы) долларовые цены могут дорасти до уровня российских. По другим товарам - "неторгуемым" - снизиться более чем в 1,6 раза (можно ожидать, к примеру, что цена услуг госслужащих понизится в долларах в два раза). Но в целом уровень долларовых цен в стране останется неизменным.

Никто не сможет рассчитать последевальвационную структуру цен. Это сможет сделать только механизм рынка в течение двух-трех месяцев при условии, что вырученные предпринимателями белорусские рубли тут же можно будет легально обменивать на доллары (по рыночному обменному курсу), а бюрократия отойдет в сторону.

Связь между денежной массой, ВВП и уровнем цен (инфляцией)

Чтобы понимать, как связаны между собой денежная масса, уровень цен и ВВП страны, следует рассмотреть простое монетарное уравнение (краеугольный камень монетаристской теории). Для его понимания достаточно школьного образования. Вот это уравнение:

MV=PY

Здесь: Y - ВВП страны. ВВП равен стоимости всех товаров и услуг конечного потребления, созданных, например, за год.

Р - уровень цен (инфляция). Статистики измеряют его по корзине (набору) товаров и услуг (в Беларуси - это около 400 наименований). Если, к примеру, в прошлом году корзина стоила 1 млн. BYR, а в этом году в ценах этого года она стоит уже 1,1 млн. BYR, то уровень цен (Р) буде равен 1,1, а индекс цен - 110% (то есть цены выросли в 1,1 раза).

М - денежная масса (упрощенно - наличные деньги и депозиты).

V - скорость обращения денег.

Пусть, к примеру, в стране за год создано для конечного (непроизводственного) потребления товаров на 100 триллионов BYR. Как эти товары дойдут до потребителей? Через сферу обращения, где каждая сделка (транзакция) сопровождается передачей денег из одних рук, а товара - в другие руки. К примеру, одна купюра (это относится и к бумажным, и к электронным деньгам) переходит из рук в руки 5 раз за один год (близко к факту). Тогда говорят, что скорость обращения денег равна 6 оборотам. (В нормально развивающейся экономике параметр V практически не изменяется и его можно принять за константу.)

Попытаемся, например, определить, какая денежная масса должна обращаться в стране, если ВВП равен 100 трлн. BYR, V=5, а инфляция отсутствует (Р=1). Из уравнения Мх5=1х100 определим, что М должно быть равно 20 трлн. BYR.

Еще пример. Пусть ВВП страны вырос по сравнению с базовым годом на 10% - со 100 до 110 трлн. Насколько должна вырасти денежная масса, чтобы не было инфляции (Р остается равным 1)? Из уравнения Мх5=1х110 найдем, что М должно быть равным 22 трлн. BYR, то есть тоже должно вырасти на 10%.

Таким образом, на примере показано важное положение экономической теории: темп изменения денежной массы в стране должен быть равным темпу изменения производимого ВВП. В этом случае инфляция будет отсутствовать.

Инфляционный налог. Если ВВП остается неизменным, а государство печатает и пускает в оборот М рублей, то население и бизнес уменьшат потребление на эту величину. Подобное происходит и в случае, когда темпы роста денежной массы обгоняют темпы роста ВВП.

Если, к примеру, в базисном году ВВП был равен 100 трлн. BYR, денежная масса - 20 трлн. BYR, а в следующем году рост ВВП составил 110%, рост денежной массы -121%, то темп инфляции в следующем году составит 110% (следует из решения уравнения 24,2х5=Рх110). В этом случае реальные денежные доходы населения обесценятся на 10%, а доходы владельца печатного станка возрастут на 2 трлн. BYR. Это и есть величина инфляционного налога.

Отметим, кстати, что в периоды высоких инфляционных ожиданий люди начинают избавляться от денег. В это время скорость их оборота увеличивается (в частности, параметр V). Это сейчас наблюдается в Беларуси, что является одним из факторов роста инфляции в стране.

Если государство печатает М инфляционных денег для поддержки какой-то группы населения, то ровно на столько же понижается потребление других групп населения и бизнеса.

Реальный обменный курс равен текущему обменному курсу, деленному на темп инфляции.

Интернет-газета «Белорусы и рынок»
Прежде, чем задать здесь свой вопрос, задайте его Гуглу!  Wink  Чтобы получить правильный ответ, сформулируйте правильный вопрос.
А когда хотят поблагодарить, говорят СПАСИБО...
___________________________
Общение без границ - в таможенном чате! (для зарегистрированных на сайте)
Ответить


Сообщения в этой теме
RE: Пресса и СМИ информируют, анализируют и рекомендуют - Автор: tamagentbiz - 05-09-2011, 15:07 :08

Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)