Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Пресса и СМИ информируют, анализируют и рекомендуют
Как служебные собаки ищут наркотики на белорусско-украинской границе

В пунктах пропуска "Новая Гута" и "Тереховка" кинологи показали корреспонденту "ГП", как их питомцы ищут наркотики, оружие, взрывчатку.

Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка

Желание написать о служебных собаках возникло совершенно спонтанно. В центральном офисе Гомельской таможни случайно увидела двух сотрудников в униформе с черным лабрадором и немецкой овчаркой на поводках. Это теперь я знаю, что лабрадора зовут Мэй, а его спутницу — Юта. А в тот момент сознание зафиксировало что-то вроде "ой, какие милые песики…".

Созвонилась с начальником отдела кинологической службы Вячеславом Болтовским. Оказалось, что милые песики — это на самом деле очень серьезно. И, вопреки расхожему мнению, эти собаки вовсе не наркоманы. Хотя успешно находят наркотики.

Вячеслав Болтовский поделился некоторыми особенностями дрессуры. Все, как выяснилось, строится на игре. Вначале кинолог находит игрушку, которая бы собаке безумно нравилась. Для этого он идет в магазин и покупает всякую всячину. Это могут быть мячики, слоники, крокодильчики — все что угодно. Выбор остается за собакой. Когда он сделан, начинается следующий этап.

Игрушку (на сленге кинологов "апортик") от собаки прячут, и она включается в поиск. Однако самостоятельно достать игрушку собака не может — та лежит в недоступном для нее месте. Игрушку как приз за то, что нашла, собаке отдает кинолог. Но прежде, чтобы показать ему, что апортик найден, она должна принять специальную позу. Это очень важный элемент дрессуры. Только когда собака научится подобным образом обозначать найденную игрушку, а значит, в дальнейшем и контрабанду, начинается специальный курс подготовки, ориентированный на запахи.

Первые два запаха собака учится распознавать в течение четырех недель. Затем дело движется гораздо быстрее. Неделя — и еще один запах в плюс. Служебные собаки Гомельской таможни распознают по 12-14 запахов, говорит Вячеслав Болтовский. И никакой наркозависимости.

В качестве учебных используются предметы, определенное время находившиеся рядом с наркотическими веществами и пропитавшиеся их запахом.

Для наглядности мне было позволено самой познакомиться с запахами некоторых растительных и синтетических наркотиков на примере тех самых учебных закладок. Однако ассоциировать их с чем-либо я так не смогла, и все они как-то очень быстро выветрились из памяти.

Однако вернемся к разговору о собаках-наркоманах. Там, где есть серьезный наркотрафик, рассказал Вячеслав Болтовский, такая практика действительно существует. С его слов, года полтора назад он разговаривал с таможенником-словенцем, работавшим на границе с Хорватией, где были проблемы, связанные с транзитом кокаина. Собак натаскивали так: окунали в кокаин мячик и давали играть. Собаки-наркоманы могут работать не более полутора лет, говорит кинолог…

Кинологическому отделу Гомельской таможни всего пять лет. Или уже. Это как посмотреть.

— Романтики у нас не задерживаются, — говорит Вячеслав Болтовский. — Когда начинали, к нам многие приходили. Это были люди, влюбленные в своих собак. Они с них буквально пылинки сдували. Собака может быть каких угодно королевских кровей, но это ничего не означает. У нас работа, и работа тяжелая. Избалованный пес с ней не справится. Ему даже дворняжка может фору дать. Порода мало чего решает на самом деле. Мы тесно контактируем с российскими кинологами, опытом обмениваемся. Так вот у них в Шереметьево-2 работают шалайки.

— Кто, простите?

— Шалайки. Гибрид финской лайки и шакала. Небольшие такие собачки, но очень талантливые. Хотя в нашей работе даже не это самое главное. Контакт должен быть, взаимопонимание между кинологом и собакой. У россиян, знаете, какие с этим проблемы?

— Не знаю…

— Там собак покупает государство: какую дали, такую и бери. Но когда собака по характеру холерик, а кинолог, к примеру, сангвиник — очень сложно притираться. Мы же собак покупаем сами. То есть уже на начальном этапе корректируем вопросы совместимости.

И наши собаки живут у нас дома. Потому что в вольерных условиях нужного контакта добиться проблематично. Говорят, люди понимают друг друга с полуслова. Наши кинологи понимают своих питомцев с полувзгляда.

— У вас какая собака?

— Бельгийская овчарка, Гела. Я ее не покупал, передали пограничники. Она им не подошла. Немецких овчарок можно с четырех месяцев тренировать. А бельгийские готовы к обучению где-то ближе к двум годам. Кто будет ждать, пока собака вырастет, когда работать нужно сейчас?

И еще — бельгийские овчарки агрессивны по отношению к другим собакам. В собачьем коллективе у них не все гладко складывается. Гелу я взял уже взрослой, ей тогда год и семь месяцев исполнилось.

— И как вы со всем этим справились?

— Первое время не отходил от Гелы ни на шаг. Чтобы не сбежала, держал на поводке, правда, он у нее был метров двенадцать длиной. Мы в Сморгони обучались, там кинологический центр погранвойск располагался. Недели через две я Гелу с поводка спустил, и она тут же к другим собакам убежала.

А я в окопе спрятался. Слышу топот. Когда собака рысью бежит — не слышно. Тут галоп. Выглянул… Вижу — ищет. Выбрался из окопа, сел на бруствер. Она ко мне подбежала и сделала лужу. И тогда я понял: эта собака от меня теперь никуда не денется, потому что я для нее уже что-то значу. Она испугалась, что меня не найдет.

Все, о чем до сих пор говорил Вячеслав Болтовский, было теоретической вводной. Чтобы увидеть, как работают собаки на практике, мы поехали в пункт пропуска "Новая Гута".

Мэя, того самого черного лабрадора, с нами не было. Накануне он поранил лапу: напоролся на стекло во время прогулки. Мэй, сказали кинологи, на больничном. Нет, бюллетеней, как людям, собакам, конечно, никто не выписывает. Но медицинскую помощь оказывают по всем ветеринарным правилам.

В отсутствие Мэя на службу отправились немецкая овчарка Юта, лабрадор Юта и лабрадор Зета. Интересно, что лабрадор Юта по паспорту — Констанция. Старшему инспектору Вячеславу Палею она тоже досталась взрослой. Предыдущие хозяева в быту звали ее Ютой простоты ради.

Так и сошлось: две Юты в одной команде. Обе, кстати, чемпионки. И в Беларуси были первыми, и в Москве на соревнованиях служебных собак. Они, если можно так сказать, специализируются на наркотиках. Не так давно немецкая овчарка Юта нашла в поезде полтора грамма гашиша. Он был в кармане куртки, которая находилась в чемодане. А чемодан лежал на третьей багажной полке.

Инспектор Марина Галес, с ее слов, вместе с лабрадором Зетой никаких подвигов пока не совершили. В кинологической службе они всего лишь год. Ради этой работы Марина оставила должность главного инспектора в одном из других отделов Гомельской таможни, не смутила даже потеря в зарплате. Зато, улыбается она, можно заниматься любимым делом.

Ее Зета ищет оружие и взрывчатку. И не в подвиге суть. Если не нашла, значит, ни того, ни другого в тот момент не было. Необученную собаку к работе никто не допустит. А вот Даша так же, как и обе Юты, ищет наркотики. Даша служит на границе. Она — немецкая овчарка.

В конце сентября машин в "Новой Гуте" не так уж много, не сезон. Но это не означает, что у Даши мало работы: ведь межсезонье не страхует от попыток перевезти через границу всякую дрянь. На наркотики у Даши особенный нюх. Поэтому собаку и любит милиция, рассказал помощник командира Гомельской пограничной группы подполковник Дмитрий Уклейко, с которым мы встретились в "Новой Гуте".

Была такая история. Задержанный милиционерами гражданин, приторговывающий наркотиками, зарыл пакет с дурью где-то на лесной опушке. А где именно — забыл. Пришлось звать на помощь Дашу. Та нашла искомое минут через двадцать, хотя периметр был довольно большим.

Манерой поведения эта служебная собака напоминает — так и хочется сказать "человека", — которому безразлично происходящее вокруг. Но это не так. Даша не просто прогуливается возле вереницы машин, она ловит запах. А поймав, начинает детально искать, откуда он исходит, и тогда всюду сует свой нос. Такая вот у нее собачья работа! Главное, чтобы хозяйка была довольна.

Собаку не только любит милиция, но и побаиваются контрабандисты: она не раз находила наркотики в зоне пунктов пропуска — в машинах и поездах. Даша — воспитанница и, можно сказать, напарник прапорщика Алины Корниковой. Вместе они уже шесть лет. Алина — контролер-инструктор Гомельской пограничной группы. Хрупкая девушка сумела сделать из щенка немецкой овчарки настоящую служебную собаку, которая беспрекословно ее слушается.

Между тем Даше, несмотря на внешнюю миролюбивость, пальцы в пасть не клади. Если Алина прикажет, она тут же станет настоящим оружием.

В "Новой Гуте" мне показали, как работают служебные собаки, на примере уже известных учебных закладок. Объектами поиска стали автобус, который вез пассажиров с территории Украины, и грузовик "Форд-Ивеко", следовавший оттуда же.

Вячеслав Болтовский следил за чистотой эксперимента: никто из кинологов не знал, в каком конкретно месте спрятаны имитирующие наркотики предметы. Однако с задачей все собаки справились на ура. Учебные закладки были найдены в течение пяти или десяти минут.

В салоне автобуса тайником стала аптечка на багажной полке, а в "Форде-Ивеко" — кабина автомобиля. Собаки, как положено, начали поиск снаружи. Даша сигнализировала о находке конкретно — лаем. Собаки таможенников проявили себя иначе.

Немецкая овчарка Юта, например, в салоне автобуса молча изо всех сил тянула морду вверх, к аптечке, попутно бросая взгляды на главного инспектора Владислава Доронина. А лабрадор Юта просто замерла возле кабины грузовика в положении лежа и, опять же, взглядом как будто говорила Вячеславу Палею: ну, давай же, открывай кабину!

После демонстрации профессиональных качеств каждая собака получила свой апортик — любимую игрушку. Впрочем, говорит Вячеслав Болтовский, даже если собака ничего не найдет, она обязательно должна почувствовать себя победителем. Так что апортик она получает всегда, просто за работу.

Следующим на карте нашего маршрута стал железнодорожный пункт пропуска "Тереховка". Даша осталась на страже границы в "Новой Гуте". Но поезд Минск — Симферополь не остался без присмотра — его встретили собаки Гомельской таможни.

Сценарный план был тем же. Учебная закладка спрятана в одном из вагонов, в каком — неизвестно. Кинологи вместе с собаками следовали из противоположных концов состава навстречу друг другу. Смена декораций на результат никак не повлияла, собаки и на сей раз справились довольно быстро.

Впрочем, это уже не удивило — служба у них такая. Удивило другое: тамбуры в полупустом поезде были прокурены страшно. Однако это никак не сказалось на собачьем обонянии. Как пояснил Вячеслав Болтовский, собак готовят так, чтобы им не мешали ни посторонние запахи, ни шум машин, ни другие какие-то внешние раздражители.

И, кстати, как раз в одном из таких же прокуренных тамбуров собаки нашли гашиш. Вначале овчарка Юта дала понять, что наркотик в нем есть. Небольшой тамбур тщательно обыскали пять человек, но ничего не нашли. Помог лабрадор Мэй. Он точно указал, где именно наркотик находится.

Оказалось, что микроскопический кусочек фольги с гашишем внутри был прикреплен к одной из перекладин, изнутри защищающих стекло наружной двери вагона. Он сливался с ней по цвету и был практически не заметен. Всего же, говорит начальник отдела кинологической службы Гомельской таможни Вячеслав Болтовский, в течение этого года их собаки пять раз находили на границе контрабанду.

Поразительное дело — собаки работали в пунктах пропуска практически весь день, но рядом с ними он для меня пролетел абсолютно незаметно. Буду скучать без вас — Даша, Зета и обе Юты…
Прежде, чем задать здесь свой вопрос, задайте его Гуглу!  Wink  Чтобы получить правильный ответ, сформулируйте правильный вопрос.
А когда хотят поблагодарить, говорят СПАСИБО...
___________________________
Общение без границ - в таможенном чате! (для зарегистрированных на сайте)
Ответить


Сообщения в этой теме
RE: Пресса и СМИ информируют, анализируют и рекомендуют - Автор: tamagentbiz - 10-10-2013, 19:04 :39

Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)