ПОНЯТИЕ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ДОГОВОРА В ПРАВЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

(Комментарий к Указу Президента РБ от 27.03.2008 № 178)

 

   27 марта 2008 г. был принят Указ Президента РБ № 178 "О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций" (далее - Указ № 178). Он вступит в силу со 2 октября 2008 г. и заменит действовавший на протяжении почти 9 лет Указ Президента РБ от 04.01.2000 № 7 "О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций" (далее - Указ № 7).

   Отметим, что в белорусском праве определения внешнеторгового договора содержатся лишь в Указе № 7 и соответственно в Указе № 178. Ни один из иных актов белорусского законодательства не регулирует данное понятие.

   Под внешнеторговым договором в соответствии с Указом № 7 понимается договор между резидентом и нерезидентом РБ, предусматривающий возмездную передач}' товаров, выполнение работ, оказание услуг.

   Указ № 178 содержит сходное с Указом № 7 определение понятия внешнеторгового договора. Единственное, что он делает в этой части, так это расширяет предмет и соответственно объекты внешнеторгового договора.

   Так, согласно Указу № 178 внешнеторговый договор - это договор между резидентом и нерезидентом, предусматривающий возмездную передачу товаров, охраняемой информации, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выполнение работ, оказание услуг.

   Таким образом, в Указе № 178 в качестве предмета (объекта) внешнеторгового договора добавлены охраняемая информация и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности.

   Однако, несмотря на указанные дополнения, по нашему мнению, предмет внешнеторгового договора все равно не является полным, так как Указом в качестве предмета внешнеторгового договора не названа передача имущества в пользование, в частности в аренду (более подробно см. ниже).

   Кроме того, определение внешнеторгового договора, приведенное в Указе № 178 (равно как и содержащееся в Указе № 7), порождает ряд правовых проблем.

   Из данного определения следует, что белорусский законодатель рассматривает в качестве внешнеторгового договора, во-первых, исключительно договор между субъектами разных государств. В силу этого договор между субъектами (резидентами) Республики Беларусь, связанный, например, с иностранным объектом, в частности с имуществом, которое располагается на территории иностранного государства, не рассматривается законодателем в качестве внешнеторгового договора. Так, если один резидент РБ продает другому резиденту РБ здание, которое находится в г. Берлине, то в соответствии с коллизионными нормами белорусского права к такой сделке должно применяться немецкое законодательство. Тем не менее исходя из норм Указа № 178 этого сделать нельзя, так как договор не будет признаваться в качестве внешнеторгового, а следовательно, к нему и не может применяться иностранное право, равно как и иностранный суд или арбитраж не вправе рассматривать спор, вытекающий из такого договора.

   Во-вторых, для того, чтобы договор был внешнеторговым, он обязательно должен носить возмездный характер. Таким образом, договор ссуды, или дарения, или безвозмездного хранения, или безвозмездного поручения и т.п., совершаемый между резидентом и нерезидентом РБ, белорусским правом в качестве внешнеторгового договора не определяется. Последнее объясняется тем, что единственная легальная дефиниция внешнеторгового договора в белорусском законодательстве, как было отмечено выше, содержится в Указе № 178 (до 2 октября 2008 г. - в Указе № 7), который посвящен валютным отношениям, а в силу этого безвозмездные сделки не являются предметом его регулирования.

   В-третьих, понятие внешнеторгового договора в белорусском праве никак не связано с пересечением товаром (работами, услугами) границы Республики Беларусь, а значит, для признания договора внешнеторговым неважно, пересек товар (работа, услуга) границу Республики Беларусь или нет. В силу сказанного, если договор совершается между белорусским и иностранным субъектами с товаром, который находится на территории Республики Беларусь и до его продажи, и после, то такой договор все равно будет определяться как внешнеторговый.

   И, наконец, в-четвертых, в силу особенностей определения предмета договора в белорусском праве под понятие внешнеторгового договора, как указано выше, не подпадают договоры аренды (а также иные договоры, предметом которых не являются товар, работа, услуга, охраняемая информация, исключительные права на результат интеллектуальной деятельности). Последнее объясняется тем, что к договорам, на которые указывается в определении внешнеторгового договора в белорусском праве, в частности, относятся: договоры купли-продажи (поставки), подряда, возмездного оказания услуг, бытового подряда, строительного подряда, подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, перевозки, транспортной экспедиции, хранения, страхования, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом и т.д.

   Договоры же, связанные с передачей имущества во временное владение и (или) пользование, в частности речь идет о договорах аренды (в т.ч. финансовой аренды (лизинга)), ссуды (безвозмездного пользования имуществом), под понятие "договор на возмездное оказание услуг" (и уже тем более "договор, связанный с передачей товаров или выполнением работ") не подпадают, а следовательно, понятие внешнеторгового договора их не охватывает.

   Приведенный в предыдущем абзаце вывод в своей основе имеет следующие положения.

   На протяжении достаточно длительного периода акты белорусского законодательства и правоприменительная практика рассматривали договор аренды как разновидность договоров на оказание услуг, исходя из того, что передача арендодателем имущества арендатору во временное возмездное владение и пользование является фактически видом оказания услуг со стороны арендодателя арендатору с оплатой последним данных услуг.

   Подобный взгляд был распространен и в отношении ценообразования, и в отношении бухгалтерского учета, отчетности и налогообложения.

   Данный подход объяснялся тем, что арендная плата применительно к ценам (тарифам) на товары, работы, услуги наиболее близка именно к ценам на услуги (законодательство о ценообразовании регулирует цены именно на товары, работы и услуги). Что же касается налогообложения и бухгалтерского учета выручки (дохода), то опять же белорусский законодатель исходил лишь из того, что выручка (доход) возникает именно вследствие реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг и иной выручки (дохода) быть не может, и в силу этого выручка (доход) в виде арендной платы наиболее близка к выручке (доходу) от оказания услуг.

   Однако приведенная точка зрения не базировалась на положениях гражданского законодательства РБ, которое никогда не рассматривало договор аренды как разновидность договора на оказание услуг. Это объясняется тем, что договор аренды всегда относился к договорам, связанным с передачей имущества в пользование; что же касается договоров на оказание услуг, то, например, действующий Гражданский кодекс РБ (далее - ГК РБ) договоры возмездного оказания услуг (ст. 733) определяет как договоры, по которым исполнитель обязуется по заданию заказчика совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность. Причем к таковым относятся договоры на оказание услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и т.д. Несмотря на то что гл. 39 "Возмездное оказание услуг" ГК РБ не распространяется на договор подряда, договор на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договор перевозки, договор транспортной экспедиции, договор банковского вклада (депозита), договор банковского счета, договоры в сфере расчетных отношений, договор хранения, договор поручения, договор комиссии, указанные договоры, за исключением первых двух, которые связаны с выполнением работ, и договора перевозки, который иногда квалифицируют как договор, связанный с выполнением работ (хотя, если исходить из точного толкования положений ГК РБ, он все-таки относится к договорам, предметом которых являются услуги), традиционно рассматривались и рассматриваются как договоры, связанные с оказанием услуг (предметом которых выступают именно услуги). Кроме того, в качестве договоров, предметом которых также является услуга, можно указать, например, и договор страхования, и договор доверительного управления имуществом.

   При этом с точки зрения правовой природы отношений, безусловно, тождества между договором аренды и договорами на оказание услуг не наблюдается. Скорее, проблема присутствует при разграничении договоров, связанных с оказанием услуг, и договоров, связанных с выполнением работ.

   Возвращаясь к разграничению договора аренды и договоров на оказание услуг, следует отметить, что п. 1 ст. 1 ГК РБ, в котором дается дефиниция предпринимательской деятельности, в качестве характеристики такой деятельности указывает на то, что она должна быть связана с систематическим получением прибыли:
  - либо от пользования имуществом;
  - либо от продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных соответствующими лицами для продажи;
  - либо от выполнения работ, если эти работы не используются для собственного потребления;
  - либо от оказания услуг, если эти услуги не используются для собственного потребления.

   Таким образом, законодатель тем самым подчеркивает, что пользование имуществом, в т.ч. и передача его в пользование иным лицам, не тождественно оказанию услуг, так как основу услуги составляет действие лица, оказывающего услугу, причем действие связано с разнообразными физическими процессами и все эти процессы объединяет одна цель - польза (интерес) заказчика услуги.

    Что же касается аренды, то здесь мы также можем наблюдать некое первоначальное действие, связанное с передачей имущества в пользование. Однако в отличие от услуги это действие всегда связано с неким предметом материального мира, который передается одним лицом другому, и говорить о том, что арендодатель путем передачи имущества в пользование сам осуществляет какую-то деятельность в пользу арендатора, нельзя, так как соответствующую деятельность по использованию имущества осуществляет уже именно арендатор, причем прежде всего в своих собственных интересах, и тем самым первоначально совершенное определенное действие со стороны арендодателя - передача имущества арендатору (которое может показаться разновидностью услуги) - нивелируется тем, что основную деятельность с данным имуществом осуществляет именно арендатор.

   Возникает и проблема практического свойства, связанная с тем, что белорусский законодатель в Указе № 178 допустил возможность зачета встречных однородных денежных требований, вытекающих из двусторонних внешнеторговых договоров. В этой ситуации, т.е. в случае непризнания внешнеторговым договора аренды между резидентом и нерезидентом РБ с точки зрения белорусского права, нельзя будет провести зачет между указанными лицами в части денежных обязательств по договору аренды и, например, договору купли-продажи. Иными словами, несмотря на "техническую" возможность проведения такого зачета непризнание договора аренды в качестве внешнеторгового не даст с точки зрения права его осуществить, а следовательно, арендатор вынужден будет заплатить денежные средства арендодателю и в свою очередь, уже как продавец, получить от него же денежные средства (как от покупателя).

   Таковы понятие внешнеторгового договора, которое содержится в Указе № 178, и правовые, проблемы, порожденные данным понятием.

Ян Функ, канд. юрид. наук, доцент,
Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

   Другие комментарии к Указу:

ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ И КОНТРОЛЯ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ ОПЕРАЦИЙ: АНАЛИЗ НОВАЦИЙ (комментарий-2 Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от таможни)
 
Новшества в порядке проведения внешнеторговых операций (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от таможни)
 
НОВАЦИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от КГК РБ )
 
ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ОПЕРАЦИИ: ТАМОЖЕННЫЕ АСПЕКТЫ  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от ГТК РБ)
 
ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ОПЕРАЦИИ В СВЕТЕ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО АКТА  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от Нацбанка РБ)

 

 

г  2001-2008 г. Design г  @ltruist,
Таможенное агентство "Таможенно-Логистический Консалтинг"