ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ДОГОВОРА

(Комментарий к Указу Президента РБ от 27.03.2008 № 178)

   27 марта 2008 г. был принят Указ Президента РБ № 178 "О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций" (далее - Указ № 178), который вступит в силу со 2 октября 2008 г. и заменит собой действовавший на протяжении почти 9 лет Указ Президента РБ от 04.01.2000 № 7 "О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций" (далее -Указ № 7).

   Заметим, что в белорусском праве лишь в Указе № 7 и соответственно в Указе № 178 содержатся обязательные условия внешнеторгового договора. И хотя в иных актах законодательства содержатся существенные (или обязательные) условия различных видов и типов договоров, ни один из таких актов не регулирует указанные отношения.

   В правовой действительности условия внешнеторгового договора субъекта Республики Беларусь зависят от конкретного вида обязательств, основанием для возникновения которого он является. Например, условия внешнеторгового договора комиссии не могут совпадать с условиями внешнеторгового договора хранения, так как это два самостоятельных, не связанных друг с другом вида обязательств, в силу чего права и обязанности сторон по ним отличаются. Таким образом, говорить о единых условиях внешнеторговых договоров субъектов Республики Беларусь по общему правилу не представляется возможным.

   В то же время требование к форме внешнеторгового договора (как разновидности внешнеэкономической сделки) едино для субъектов Республики Беларусь - он всегда должен иметь письменную форму, так как белорусское законодательство под страхом недействительности (п. 3 ст. 163 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК РБ)) допускает совершение внешнеэкономической сделки с участием субъекта Республики Беларусь только в письменной форме (п. 2 ст. 1116 ГК РБ).

   Однако Указ № 7, а вслед за ним и Указ № 178 на уровне законодательного акта установил единые требования, предъявляемые к содержанию внешнеторгового договора субъекта Республики Беларусь.

   Таким образом, Указом № 7 и соответственно Указом № 178 предъявлены единые требования к содержанию абсолютно всех внешнеторговых сделок без учета того, что понятие "внешнеторговый договор" охватывает не только договор купли-продажи, но и любой договор между резидентом и нерезидентом РБ, предусматривающий возмездную передачу товаров (выполнение работ, оказание услуг), а в силу Указа № 178 и передачу охраняемой информации и исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (например, договоры хранения, комиссии, подряда, лицензионный договор к т.д.).

   Белорусский законодатель требует от субъекта РБ обязательного указания в договоре соответствующих условий даже в случае, если контрагент в договоре - иностранный субъект не считает эти условия существенными для совершения сделки. При этом, если иностранный субъект заведомо не согласен с включением в договор тех или иных условий, наличия которых требует Указ № 178 (а в настоящее время - Указ № 7), например, в силу того, что он работает исключительно на основе своих проформ и вносить в них изменения ради сделки с субъектом РБ и дорого, и чревато непредсказуемыми последствиями, то у субъекта РБ не остается иного выбора, как отказаться от совершения сделки, если, конечно, он не готов осознанно нарушить требования белорусского законодательства в этой части, учитывая, что ни в Указе № 178 (Указе № 7), ни в иных актах законодательства конкретных мер за невключение в договор каких-либо условий, определенных Указом № 178 (Указом № 7), не предусмотрено.

   Тем не менее в случае несоблюдения положений Указа № 178 (Указа № 7) возможны проблемы с регистрацией паспорта сделки, так как банки в силу Указа № 178 обязаны будут проверять соответствие внешнеторгового договора предъявляемым требованиям при регистрации паспортов сделки. При этом может последовать отказ в регистрации паспорта, что влечет невозможность исполнения внешнеторгового договора, поскольку за его исполнение без паспорта сделки предусмотрена административная ответственность - штраф в размере до 100 % цены договора.

   Кроме того, в подобной ситуации возможно и признание внешнеторгового договора (как разновидности внешнеэкономической сделки) недействительным по основанию, указанному в ст. 169 ГК РБ: "сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения". Согласно п. 2 ст. 168 ГК РБ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в т.ч. тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах. (Таким образом, даже в случае признания внешнеэкономической сделки недействительной (после ее исполнения) стороны могут соблюсти свои интересы при условии, что все полученное по сделке было потреблено либо реализовано.)

   В связи с предъявлением единых требований к содержанию различных по своей природе договоров при практическом применении положений Указа № 178 (Указа № 7) возможны определенные сложности, так как в основу требований Указа № 178 (Указа № 7) к содержанию внешнеторгового договора положены характеристики прежде всего договора купли-продажи. Так, в Указе № 178 определено, что юридические лица и индивидуальные предприниматели Республики Беларусь обязаны предусмотреть во внешнеторговом договоре наличие:
  1) даты договора (при этом надо учитывать, что если внешнеторговый договор заключается не между присутствующими, а между "отсутствующими" сторонами (находящимися в разных странах) путем обмена письмами, телексами и т.д., то в соответствии со ст. 403 ГК РБ договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, акцепта);
  2) места заключения договора (согласно ст. 414 ГК РБ, если в договоре не указано место его заключения, договор считается заключенным в месте нахождения лица, направившего оферту (предложение));
  3) предмета договора (различается в зависимости от вида договора: например, применительно к договору купли-продажи предметом договора будут являться отношения сторон по поводу продажи товара);
  4) количества товара, охраняемой информации, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выполненных работ, оказанных услуг. Данное требование Указа № 178 сложно реализовать применительно к иным по сравнению с договором купли-продажи договорам, так как, например, в договорах возмездного оказания услуг "количество" может отсутствовать;
  5) условий поставки товара. Указанное в предыдущем абзаце относится и к настоящему условию. Данное условие не может включаться в договоры, объектом которых не является товар, однако при правоприменении Указа № 7 оно должно было отражаться не только в договорах международной купли-продажи либо мены товаров, но и в договорах комиссии, поручения, хранения товаров, хотя для сторон таких сделок вещь - предмет материального мира - как объект договора не рассматривается в качестве товара. Это объяснялось тем, что в белорусское право для целей таможенной статистики из Международных правил толкования международных торговых терминов (Инкотермс-2000), разработанных Международной торговой палатой (г. Париж), "перенесены" торговые термины и любое перемещение вещей в экономическом обороте должно отражаться с их использованием (например, FOB, СРТ, DAF и т.д.) несмотря на то, что данные торговые термины предназначены для описания исключительно условий договора купли-продажи (поставки) и никак не могут описывать правовое положение комитента и комиссионера. Однако контролирующие органы РБ при применении Указа № 7 подходили к данному вопросу буквально и требовали отражения во внешнеторговом договоре всех обязательных условий, установленных законодательством. Правда, все-таки с момента подписания Указа № 178 появилась надежда на то, что условия поставки будут относиться лишь к поставке товаров (т.е. к купле-продаже) и не будут иметь никакого отношения к договорам, связанным с выполнением работ или оказанием услуг, даже если в рамках таких договоров передаются вещи, так как Указ № 178 в отличие от Указа № 7 четко разграничивает, где речь идет о товаре, а где о работе или об услуге;
  6) цены или стоимости товара, охраняемой информации, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выполненных работ, оказанных услуг. Наличие данного условия в качестве обязательного объясняется тем, что в понятии внешнеторгового договора, приведенном в Указе № 178, предусматривается, что в качестве такового может выступать лишь возмездный договор, а следовательно, у любого внешнеторгового договора обязательно должна быть цена (в отношении договора мены и меноподобного договора речь идет о стоимости);
  7) условия расчетов (речь идет о предоплате или о последующей оплате путем банковского перевода, либо аккредитива, либо документарного инкассо);
  8) названий, юридических адресов и банковских реквизитов сторон. При этом для того, чтобы не возникали проблемы с идентификацией сторон договора (речь прежде всего идет о нерезиденте), желательно именовать стороны в договоре на языке государства сторон договора, "не транскрибируя" иностранные буквы на русский (белорусский) язык.

    Таковы обязательные условия, которые должны быть отражены в любом внешнеторговом договоре в силу Указа № 178.

   Наряду с Указом № 178 требования к содержанию внешнеторгового договора применительно к договорам международной купли-продажи содержатся также в Указе Президента РБ от 07.03.2000 № 117 "О некоторых мерах по упорядочению посреднической деятельности при продаже товаров" (с изменениями и дополнениями). Согласно данному документу международный договор купли-продажи должен также содержать указание на цель (цели) приобретения товара, а кроме того, в качестве приложения содержать копию лицензии (если она необходима) и копии грузовых таможенных деклараций (статистических деклараций).

   Рассматривая обязательные условия внешнеторгового договора, предусмотренные Указом № 178, следует отметить, что их количество по сравнению с Указом № 7 несколько сокращено. Так, в Указе № 7 наряду с восемью вышеперечисленными условиями содержится также требование по отражению во внешнеторговом договоре следующих условий:
 - качества товара;
 - сроков поставки товара;
 - валюты платежа;
 - порядка разрешения споров;
 - ответственности сторон.

   Анализируя обязательные условия внешнеторгового договора, установленные Указом № 178, можно сделать вывод, что субъекты РБ не вправе по своему усмотрению (исходя лишь исключительно из собственной воли, согласованной с волей иной стороны сделки) определять перечень условий внешнеторгового договора.

   Кроме того, условия любого внешнеторгового договора субъекта Республики Беларусь не должны расходиться и с иными положениями "публичного права" РБ, т.е. условия договора не могут противоречить налоговому, таможенному, валютному, антимонопольному законодательству, а также законодательству, регламентирующему порядок осуществления внешнеэкономической деятельности субъектов Республики Беларусь, и т.д.

   Например, субъекты Республики Беларусь, которые включают в свои внешнеторговые договоры (за исключением договора комиссии) условия об исключительности (эксклюзивности) отношений по сделке на территории Республики Беларусь (основания ограничения конкуренции), нарушают тем самым требования антимонопольного законодательства РБ. В частности, в соответствии со ст. 6 Закона РБ от 10.12.1992 № 2034-XII "О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции" (в ред. Закона РБ от 10.01.2000 № 364-3) (с изменениями и дополнениями) запрещается и в установленном порядке признается недействительным заключение и осуществление в любой форме соглашений (согласованных действий) между хозяйствующими субъектами, если это имеет целью или результатом (может иметь своим результатом) исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов или необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке, или отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками), или иные последствия, которые устраняют или могут ограничить конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствовать ее установлению или развитию).

   Таким образом, условие внешнеторгового договора с участием субъекта РБ об отказе от заключения договоров с иными продавцами или покупателями является недействительным применительно к праву Республики Беларусь.

   Следовательно, если любая из сторон договора его не соблюдает, белорусские суды не будут вправе применить к субъекту негативные последствия, связанные с нарушением условий договора, даже в случае, если в тексте самого договора будет указание на штрафные санкции за нарушение этого условия. Кроме того, либо договор в целом, либо его часть, связанная с нарушением антимонопольного законодательства, могут быть признаны недействительными с уже упомянутыми выше негативными последствиями. (При этом отметим, что в соответствии со ст. 181 ГК РБ "недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части", что вряд ли по общему правилу относится, например, к договорам исключительной купли-продажи. Все условия таких договоров базируются на том, что продавец (поставщик, производитель) не будет реализовывать свою продукцию никаким иным лицам, кроме покупателя, указанного в договоре (иногда и покупатель принимает на себя обязанность не приобретать аналогичный товар иных производителей).)

   Наличие подобной нормы в белорусском антимонопольном законе делает его более "жестким" по сравнению даже с нормами европейского антимонопольного права, так как в них присутствуют исключения из антимонопольных требований, касающиеся, в частности, договоров эксклюзивной купли-продажи. Тем самым наличие указанной нормы в договоре с известным германским или французским производителем делает договор действительным для субъекта этих государств и недействительным для субъекта Республики Беларусь. В силу этого, если белорусские суды вряд ли применят штрафные санкции за нарушения условия об исключительности, то германским или французским судам, если спор будет рассматриваться ими, ничто не мешает это сделать.

   В связи с изложенным еще раз подчеркнем, что к любому внешнеторговому договору субъекта Республики Беларусь применяются императивные правовые нормы публичного характера как Республики Беларусь, так и другого (других) государства второй стороны (других сторон) сделки, а также иных государств, с которыми связано исполнение сделки (субъект ограничен правом страны, которой он подъюрисдикционен, которое рассматривается как его личный закон (личное право)).

Ян Функ, канд. юрид. наук, доцент,
Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

   Другие комментарии к Указу:

ПОНЯТИЕ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ДОГОВОРА В ПРАВЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ (Комментарий к Указу Президента РБ от 27.03.2008 № 178)
 
ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ И КОНТРОЛЯ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ ОПЕРАЦИЙ: АНАЛИЗ НОВАЦИЙ (комментарий-2 Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от таможни)
 
Новшества в порядке проведения внешнеторговых операций (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от таможни)
 
НОВАЦИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от КГК РБ )
 
ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ОПЕРАЦИИ: ТАМОЖЕННЫЕ АСПЕКТЫ  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от ГТК РБ)
 
ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ОПЕРАЦИИ В СВЕТЕ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО АКТА  (комментарий Указа Президента РБ № 178 от 27 марта 2008 г. от Нацбанка РБ)
г  2001-2008 г. Design г  @ltruist,
Таможенное агентство "Таможенно-Логистический Консалтинг"